AAAAA A A А x

От рядового учителя до командира легендарного СОБР

Бывшего командира СОБРа «Ястреб», а ныне заместителя начальника Управления Росгвардии по Республике Дагестан полковника полиции Магомеда Магомедова (на снимке) коллеги считают одной из самых ярких личностей в истории российского спецназа.

За 26 лет службы в рядах органов внутренних дел полковник полиции Магомедов снискал заслуженный авторитет среди руководства и подчиненных. Его всегда отличали преданность интересам Родины, высокий профессионализм и ответственность за порученное дело, исключительная работоспособность и неутомимая энергия. Возглавляя специальный отряд быстрого реагирования, он отдал много сил для сплочения коллектива, воспитания личного состава и добился того, чтобы СОБР «Ястреб» признали самым лучшим спецподразделением России.

«О милиции и не мечтал…»

О своих заслугах Магомед Магомедов рассказывать не очень любит, но все же удалось расположить его на откровенную беседу.

– Если честно, никогда не мечтал работать в милиции. Всю жизнь грезил о военной службе, готовил себя для службы в Комитете государственной безопасности. Будучи еще школьником, много читал, изучал военное дело, после армии эта мечта еще больше укоренилась в моем сердце, – начинает свой рассказ полковник полиции Магомедов.

В 1989 году он сдает свои документы в отделение КГБ Казбековского района Республики Дагестан. Пока ведомством проводятся все необходимые процедуры рассмотрения его кандидатуры, продолжает работать учителем в селе Калининаул Казбековского района.

После окончания филологического факультета Дагестанского государственного педагогического института он по распределению попадает в одну из средних школ Казбековского района. В школе Магомедов проработал три года и выпустил один класс.

– Я по сей день считаю себя педагогом, горжусь, что у меня есть диплом преподавателя. Почему не продолжил преподавательскую деятельность? Просто детская мечта звала за собой, — размышляет М.Магомедов. — Но эти три года в школе оставили незабываемый след в моей жизни. Когда я пришел молодым выпускником, завуч школы Динуч Мухтарович Динаев целый месяц сидел на моих уроках. В процесс урока никогда не вмешивался, но после проводил детальный анализ каждого моего действия. Нет, не ругал, но мягко объяснял, что он сам так бы сказал, так бы сделал в конкретной ситуации. Один день прихожу в класс, смотрю, а его нет. После окончания урока иду к нему, спрашиваю, случилось что, почему вас не было на моем уроке, а он мне, знаете, что отвечает: «Магомед, вот теперь тебя можно оставить наедине с детьми». Так вот, я считаю, таких наставников нам очень не хватает в наше время. Необязательно в школе, но и в любой другой работе с людьми, – говорит Магомед Магомедов.

После выпуска своего первого класса Магомедов решает уйти из школы.

– Когда пришел 1 сентября в школу и не увидел своих бывших учеников, мне вдруг показалось все вокруг пустым и бессмысленным. Все время я проводил с этими детьми, они часто бывали у меня дома, мы как одна семья провели три года. Дали другой класс, смотрю, особого рвения к учебе у них нет, интересы у молодежи поменялись. Один ученик спрашивает, какая у меня зарплата. Я ему отвечаю, что столько-то, а он мне говорит: «Зачем нам учиться, вот мой папа поехал в Китай, привез товар, продал и заработал деньги». И я вдруг почувствовал, что здесь все бессмысленно, – вспоминает Магомедов.

Уже к этому времени его вызывают на прохождение медкомиссии для поступления на службу в КГБ, но судьба распорядилась так, что детской мечте не суждено было сбыться. Вердикт врачей – не годен.

– Глаза у меня в летнее время и тогда, и сейчас бывают красные, хотя зрение 100%, здоровье нормальное, но окулист сказала, что с таким диагнозом (блефарит) в органы госбезопасности не возьмут, хотя все остальные процедуры я прошел, – рассказывает Магомедов.

Но и тут подвернулся случай: здание районного отделения КГБ находилось чуть выше, чем райотдел милиции. Подавленный после неудачной попытки устроиться в органы госбезопасности, проходя перед райотделом, Магомедов видит объявление о свободной вакансии инспектора по делам несовершеннолетних.

– Не долго думая, завернул в отдел, зашел к начальнику милиции и он дал добро. Так, совершенно случайно, по объявлению оказался в рядах милиции, – вспоминает полковник полиции Магомедов.

Участковый – бог и царь на своей территории

Инспектором ПДН проработал недолго, вскоре в селе Калининаул этого же района появляется свободная должность участкового. Фронт работы большой, в это же время начинается первая чеченская кампания, а доверенный участок находился в приграничной зоне.

– Работа участкового очень тяжелая, особенно когда на участке проживают представители разных национальностей. Пришлось осваивать административную практику, работать по линии уголовного розыска, ГАИ, пожарной безопасности и т.д. Участковый в своем районе, как говорится, – царь и бог, он должен заниматься всем. В 1995 году пошел сильный поток беженцев из Чечни, только в Калининауле временно проживали 1300 беженцев. Поэтому в помощь каждому участковому дали по три милиционера патрульно-постовой службы. Тогда это было очень правильное решение, так как один участковый был не в состоянии справиться со всеми задачами. Мне еще выделили служебный мотоцикл «Урал», это по нынешним меркам как мерседес (смеется). Вот так началась моя служба участковым, – вспоминает офицер.

Своим наставником и человеком, который предопределил всю его судьбу в рядах милиции, Магомедов считает начальника Казбековского районного отдела полиции полковника в отставке Гусейна Гамзатова.

– Это был и есть волевой человек, который всегда требователен к себе и подчиненным. Не дай бог, если он вдруг приедет на участок и участковый его не встретит, то тогда начиналось что-то страшное (смеется). Поэтому приходилось всячески выходить из ситуации, проводить «разведмероприятия», чтобы не «проморгать» визит начальника. Но и мы, признаться, работали честно. Война в Чечне уже началась. Днем мы могли позволить себе передохнуть, но ночью работали в полную силу. Нас часто поднимали по тревоге, пришлось договориться с местным водителем автобуса, чтобы при объявлении тревоги оперативно доставлял нас в райцентр. Система была настолько налажена, что, в отличие от местных, милиционеры Калининаула первыми приезжали в райотдел. У меня дома была установлена стационарная радиостанция, а с собой на участок всегда брал переносную. И вот когда бывал вне связи, жена всегда подстраховывала меня, а потом высказывала мне: «Я, что ли, должна за тебя отвечать?» Иногда это все происходило в прямом эфире (смеется). Но зато начальник это оценил и ставил в пример мою жену из-за того, что участковые часто могли не выйти на связь, а она всегда была на связи, – с улыбкой вспоминает Магомедов.

«Ты же у нас власть!»

Самый запоминающийся случай во время работы участковым произошёл одним зимним днем. В кабинет Магомедова ворвалась молодая женщина с четырьмя детьми, один из которых был еще совсем маленьким. Младшего – на стол, а других рассадив по кабинету, женщина заявила: «Муж у меня пьянствует, домой не приходит, печь топить нечем. Ты же у нас власть, вот и позаботься о моих детях». И ушла, оставив детей.

После недолгих раздумий Магомедов отправляет одного помощника в лесхоз за дровами, другому ставит задачу поколоть дрова и затопить печь, а третьего – за мужем. Нерадивого мужа оформляют на 10 суток, а детей благополучно возвращают матери уже в теплый дом.

Первое ранение

Будучи участковым, Магомед Магомедов получает серьезное ранение. Все произошло во время задержания дезертиров. Два солдата-срочника из погранзаставы решили уйти и остановились в селе Калининуал. Участковый Магомедов вместе с начальником штаба райотдела направились к дому, где спрятались дезертиры. Солдат застали за чаепитием вместе с хозяевами. На просьбу собраться и выйти из комнаты один из солдат засунул руку в карман. Магомедов услышал характерный звук сорванной чеки ручной гранаты, а в это время начальник штаба приблизился к солдату, чтобы вытащить его руки из кармана, но не успел, прогремел взрыв. В результате погиб сам солдат, хозяин дома, начальнику штаба оторвало кисть, а Магомед Магомедов с тяжелым ранением брюшной полости чудом остался жив и последующие полгода провёл в больнице.

После выписки из больницы какое-то время он работает инспектором анализа и планирования, затем дознавателем в райотделе. В 1997 году, учитывая расположение района близ административной границы с Чеченской Республикой, руководством МВД принято решение о создании роты патрульно-постовой службы. Командиром этой роты назначают Магомедова. Роту необходимо было сформировать в кратчайшие сроки, на обучение милиционеров отвели один месяц, затем нужно было сформировать блок-посты вдоль всей административной границы. Рота расположилась в учебном центре на базе местной школы. Командир Магомедов организовал внутреннюю службу роты согласно армейскому уставу, вплоть до выставления КПП и дневальных.

После нападения боевиков на войсковую часть в городе Буйнакске и их попытки скрыться на территории соседней республики происходит первое боестолкновение на границе с участием бойцов роты Магомедова.

По воспоминаниям офицера, задачу рота выполнила, многие бойцы были награждены государственными наградами.

После этого случая принимается решение усилить позиции на границе и создать батальон патрульно-постовой службы милиции общей численностью 250 человек. И снова начинаются комплектование, учебка, тренировки, которыми, как и раньше, руководит Магомедов.

– Впоследствии были только мелкие стычки на границе. В основном мы занимались прочёсыванием административной границы, устанавливали засады. 5 сентября 1995 года была попытка проникновения группы боевиков на территорию Казбековского района, благо, они были вовремя замечены наблюдательными постами, и их прорыв не удался. Силами батальона мы смогли отбросить боевиков за пределы республики, – рассказывает Магомедов.

На протяжении обеих чеченских кампаний на территории Казбековского района, в частности Калининаула, была организована серьезная оборонительная система, благодаря которой ни одна бандгруппа не просочилась в республику через Казбековский район.

– В 1999 г. на помощь пришли и местные ополченцы, которые закреплялись за милиционерами. Я не отказывался от любой помощи, всех принимал. На вероятных маршрутах проникновения банд выставлялись засады, которые были организованы и вдоль приграничной реки Акташ, которую я лично заранее прошел всю на территории района. Оружия не хватало, ополченцы приходили со своим, дежурили на блок-постах.

Помню, пришли охотники с двустволками, и я их поставил дежурить вместе с бойцами. Посоветовал им вместо пуль заряжать картечью. Если из двустволки выстрелить картечью, то получается система град, я их так и называл взвод системы град, — смеется Магомед Алиевич.

– Пожилым ополченцам тоже нашлось дело: они организовывали полевые кухни, готовили еду для бойцов, а женщины из близлежащих сел пекли хлеб и привозили нам. В этот период была невиданная сплоченность всей республики. Потом подтянулись федеральные войска, и стало намного легче, – вспоминает Магомед Магомедов.

Черные бурки, курдюк и палки

В марте 2000 г. уже капитана милиции Магомеда Магомедова назначают на должность начальника райотдела милиции Гумбетовского района Дагестана, откуда он сам был родом.

– Помню, тогда мой наставник, начальник Казбековского районного отдела милиции сказал мне, чтобы не упускал этот шанс, что это мой счастливый билет, как себя покажешь, так дальше и пойдет, – вспоминает Магомедов.

Начальником Гумбетовского райотдела милиции Магомедов проработал до 2008 года. За это время он успел сформировать и обучить одну из лучших специальных огневых групп. Он сам лично разработал методики для обучения бойцов. Специально для тренировок были подготовлены полигон, полоса препятствий, здание для организации штурма.

– Я прошел горную подготовку во время срочной службы в Средней Азии. Все, чему меня научили там, и весь опыт, полученный мной за предыдущие годы работы, я старался передать этой группе, – рассказывает Магомедов.

У специальной огневой группы Гумбетовского райотдела милиции были и свои отличительные черты: это черные бурки вместо спальных мешков, курдюк вместо сухпайков и длинные палки во время подъемов и спусков в горах.

– Это не я придумал, всем этим на протяжении многих лет пользовались наши предки-горцы, – говорит Магомедов.

Специальная огневая группа под руководством Магомеда Магомедова полностью себя оправдала, ее бойцы принимали участие во многих спецмероприятиях на территории республики.

В 2006 году специальная огневая группа Гумбетовского райотдела милиции была признана лучшим спецподразделением МВД Республики Дагестан.

«Где я и где СОБР…»

В 2007 году начался новый этап в жизни Магомеда Магомедова. Ему предлагают новую должность, далеко не простую, с особой спецификой работы – должность командира специального отряда быстрого реагирования МВД Республики Дагестан.

– Тут я чуть сознание не потерял от услышанного. Где я и где СОБР? – вспоминает с улыбкой на лице Магомедов.

В то время командир СОБРа Магомед Баачилов (Герой России, начальник Управления Росгвардии по Республике Дагестан. – Прим. авт.) был в госпитале после ранения, и врачи сказали, что, скорее всего, по состоянию здоровья он больше работать в отряде не сможет. Руководство республиканского МВД, учитывая опыт работы Магомеда Магомедова, остановило свой выбор на нём.

– Еду ночью в Махачкалу, чтобы утром быть на новом месте работы. Еду и боюсь, не работы боюсь, а страх перед боевыми ребятами, страх перед тем, как они меня примут. Что я им скажу: «Здравствуйте, я ваш новый командир?!». Эти мысли не покидали меня, пока я не добрался до базы отряда. Но и тут помог случай: накануне объявили тревогу, и я сразу же вместе с отрядом выехал на спецоперацию. Не участвовал, а просто наблюдал, как работают бойцы. Для меня это был учебный выезд. Задачу тогда выполнили, вернулись без потерь.

В начале моего командования отрядом со стороны старослужащих были неоднократные попытки проверить мои «мозги», пришлось им все популярно объяснить, потом были встречные вопросы, на которые они не всегда могли ответить. Дальше пошли спецоперации, и вроде сработались. По сей день считаю, что для меня наставниками в отряде были мои бойцы, у которых я многому научился. Я для себя никогда позором не считал, если я чего-то не знаю, подойти и спросить у рядового бойца. Также я никогда не старался навязать свое мнение. Как правило, перед каждой спецоперацией проводились разведмероприятия, после которых разрабатывался план дальнейших действий. Я обязательно спрашивал мнение бойцов, они спорят между собой, шумят. В конце я им говорю: «Все, ребята, я вас услышал, теперь слушайте боевой
приказ», – рассказывает Магомедов.

Через несколько месяцев в отряд возвращается бывший командир Магомед Баачилов, а Магомедова возвращают в Гумбетовский райотдел на прежнюю должность, но ненадолго.

В январе 2008 года его снова зовут командиром СОБРа, теперь уже до сентября 2009 года.

Трижды командир СОБРа

Но от судьбы невозможно уйти. В октябре 2010 года погибает назначенный после него командир СОБРа полковник милиции Магомедрасул Магомедов, и снова встал вопрос, кого назначить командиром. Бойцы отряда заявили, что хотят видеть в качестве командира уже знакомого им Магомеда Магомедова, и руководство принимает решение, теперь уже окончательное, и назначает командиром СОБРа Магомедова.

Так полковник полиции Магомед Магомедов 10 лет возглавлял самый лучший специальный отряд быстрого реагирования страны, не имея опыта работы рядовым собровцем.

– Я рад и благодарен судьбе и покойному министру МВД республики (Герой России Адильгерей Магомедтагиров. – Прим. авт.) за то, что я стал командиром СОБРа, – говорит Магомедов.

За годы службы в СОБРе было увидено и пройдено много. Это ежедневные спецоперации, смерть боевых товарищей. За все время своего существования отряд при исполнении служебного долга потерял 29 бойцов. Четверо бойцов удостоены высокого звания Героя России, трое из которых посмертно.

– Тяжело, когда не только погибают, но даже получают ранения. Если хотя бы один боец получал ранение, я считал, что операция неудачная. Очень детально я проводил разбор после таких ситуаций, вплоть до соответствия занимаемой должности. Главная задача командира – сохранить жизнь бойцу, вернуть его живым и здоровым своей семье. Если что-то пошло не так, значит, где-то недоработали, что-то мы упустили, – считает Магомедов.

Магомедов рассказал и об уникальной специальной операции, которую однажды выполнили собровцы.

– По информации оперативников, человек из одной бандгруппы искал выходы на другую группировку для совместных действий. Наша задача состояла в том, чтобы грамотно сыграть роли бандитов. В назначенное время в лесу бойцы СОБРа встретились с этим бандитом, полностью вошли в его доверие, и он, ничего не подозревая, сообщил им, где находятся его подельники (пять боевиков с оружием и боеприпасами. – Прим. авт.). После этого бандит захотел увидеться с амиром группы, куда они хотели вступить. Ему закрывают глаза якобы для того, чтобы не запомнил дорогу к «амиру», привозят к начальнику одного из оперативных подразделений и говорят: «Вот наш амир». Вот такая классическая операция была однажды нами проведена. Впоследствии вся бандгруппа была полностью нейтрализована, – рассказал Магомедов.

– Магомед Алиевич, почему «шериф»? — спрашиваю о его позывном.

– Когда работал участковым, товарищ из района всегда называл меня шерифом, как в американских фильмах. Там же шерифы – как участковые у нас. И когда пришел в отряд, бойцы спрашивают, какой будет у меня позывной, ну я и сказал «шериф», – рассказывает Магомедов.

Служба в рядах Росгвардии

После образования Управления Росгвардии по Республике Дагестан специальный отряд быстрого реагирования «Ястреб» переходит в состав нового силового ведомства. Как сегодня вспоминает Магомедов, ему было тяжело оставить Министерство внутренних дел республики, в составе которого он много лет проработал, накопил колоссальный опыт, отдал свои лучшие годы и здоровье. И ему предложили должность командира полка дорожно-патрульной службы, на что Магомедов согласился. Но тут СОБР поднял «бунт», написали письма в разные инстанции, чтобы оставили командира. Делать было нечего, пришлось пойти на их условия. Потом я для себя понял, что судьбой предначертано: куда отряд, туда и я. Так я и оказался в Росгвардии, – рассказывает Магомед Магомедов.

В Управлении Росгвардии Магомеду Алиевичу доверили одно из важных направлений – он курирует все спецподразделения, занимается их боевой и физической подготовкой, передает свой бесценный боевой опыт.

Полковник полиции Магомед Магомедов в 2000 г. окончил Ростовский институт МВД России. Он дважды награжден орденом Мужества. Первый орден за события 1999 года, второй орден – за выполнение боевых задач, будучи командиром СОБРа. Также Магомед Магомедов награжден медалью «За отвагу», еще будучи начальником Гумбетовского райотдела милиции, и множеством других ведомственных наград.

У Магомедова трое детей – две дочери и сын, который пошел по стопам отца и является офицером МВД. Еще у него есть два внука, в которых он души не чает.

– Я себя дедушкой не считаю, я всегда говорю, что я муж бабушки, – шутит Магомед Магомедов.

Магомед Магомедов поделился и своими планами на будущее. Так, офицер планирует, когда выйдет на пенсию, открыть кадетский корпус со спецназовским уклоном и продолжить свою преподавательскую деятельность.

Айбала АЛИЕВА

http://dagpravda.ru/obshestvo/komandir-legendarnogo-sobra/



От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР От рядового учителя до командира легендарного СОБР
Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации